​​

Не давать интервью, не выходить на показах, не фотографироваться, не посещать светские мероприятия – больше похоже на кодекс шпиона, чем на жизненные установки fashion дизайнера. Тем не менее Мэзон Мартан Маржела (именно так читается с французского на русский название модного дома Maison Martin Margiela, а не Мэйсон Мартин Маргела, как ошибочно читают многие) уже более двадцати лет проповедует полный отказ от любой публичности, оставаясь при этом одним из самых востребованных и популярных.

Рассказывать историю личности, окутанной тайнами и романтичным ореолом загадочности и мистики – словно собирать пазл из кусочков, отрывков, случайно брошенных фраз. Отвергая любые средства массовой информации, Маржела давно уже стал человеком-невидимкой от моды.

Martin Margiela - редкий портрет

Достоверно известных фактов немного: дизайнер родился 9 апреля 1957 года на востоке Бельгии, в небольшом промышленном городе Генке. В 1979 году он оканчивает Королевскую академию изобразительных искусств Антверпена (The Royal Academy of Fine Arts) и едет в Милан, где несколько лет остается свободным художником, пока в 1984 году не отправляется в Париж в качестве ассистента Жана Поля Готье (Jean-Paul Gaultier). «Я уже тогда знал, что он хорош, но я не понимал, до какой степени», – скажет позже Готье. Именно работая с Маэстро, молодой дизайнер понимает, насколько обременительна слава: постоянные съемки и интервью, назойливые папарацци, не дающие спокойно и шагу ступить.

В 1982 году в жизни Мартэна происходит знаковое событие – он знакомится с Дженни Мейренс (Jenny Meirens), своим будущим партерном и другом. Дженни - хозяйка модного бутика в Брюсселе и поддерживает молодых дизайнеров. Она организует в своём магазине пресс-конференцию для Рей Кавакубо и Comme des Garcons на которую приходит и Мартэн. Эта встреча становится знаковой в жизни Маржела. Дженни заявляет, что его работы уникальны, и в 1988 году они создают бренд Maison Martin Margiela (MMM).

Сенсационный показ весенне-летней коллекции 1989 года сразу делает очевидным факт того, что Маржела не приверженец конформизма. Полностью прозрачные ткани с рисунком, похожим на татуировку, платья из фартуков и пиджаки из вечерних платьев, необработанные края, торчащие нитки – архитектурно-экспериментальные силуэты вызывают мгновенную реакцию прессы и критиков, и дизайнер получает звание «разрушителя» одежды. Дизайнер Боб Верхельст (Bob Verhelst) вспоминает в одном из интервью, что тишина после показа была гробовой. «Для всех было действительно потрясением увидеть силуэты Мартэна... Все поняли, что он продвинулся вперед намного дальше, чем кто-либо».

редкий кадр выхода дизайнера Maison Margiela к зрителям

Сам дизайнер пока еще остается видимым и, по традиции, выходит к зрителям в конце показа, но его концепция обезличенности проявляется самым неожиданным образом. Он решает не использовать ярлыки с названием бренда, считая, что, если покупатели видят интересную, необычную, но безымянную одежду, они покупают именно ее, а не имя. Максимум, на что он согласен – четыре белых шва в качестве опознавательного знака. Юрист бренда негодует – защищать пустое пространство невозможно!

Осенью 1989 года на заброшенной площадке на окраине Парижа Мартан Маржела ставит новое шоу – самое странное из тех, что когда-либо видел мир моды. Первый ряд заполнен местными детьми, которые периодически выскакивают на импровизированный подиум, залезают на руки к моделям, те в свою очередь постоянно спотыкаются на неровной бетонной поверхности, покрытой выбоинами. Музыка – рваные миксы из нарезанных треков, гримерная – отгороженный закуток у стены, а для того, чтобы подключить аппаратуру и даже фены, пришлось стучаться в соседские дома с просьбой протянуть от них электричество. В качестве пригласительных – картинки, нарисованные учениками близлежащей школы. Критики снова впадают в ступор, не понимая, удалась ли коллекция или это полный провал.

В 1990 году у постепенно набирающей обороты марки появляется собственное помещение в центре Парижа. В этом царстве белого цвета правит стерильная чистота. Один из друзей рассказывает, откуда пошла патологическая любовь Мартэна к белому: только начав собственное дело, Мартан и Дженни не могли позволить себе покупать новую мебель, а потому просто покрасили белой краской разрозненные образцы. Так зародилась любовь к белоснежным интерьерам. А следом появляются и знаменитые лаконичные белые бирки с цифрами, обозначающими принадлежность модели к определённой линейке.

Каждое следующее шоу эксцентричного художника становится сенсацией. Площадками служат улицы, станции метро, пустыри и подъезды домов. В качестве пригласительных – телеграммы, клочки бумаги с номером телефона, карты Парижа, лазерная указка и даже бумажные кофейные стаканчики. На показе 1994 года он выходит к зрителям в последний раз. С этого момента он абсолютно недосягаем для журналистов, а редкие интервью или заявления даются от имени команды модного дома, по факсу или почте. Нет телефонных номеров, отсутствуют адреса, никаких фотографий, а лица моделей закрыты масками. Аномалия для fashion индустрии, в которой изображению и максимальной открытости придается огромное значение.

Несмотря на шокирующие показы и экстравагантность, Мартан твердо стоит на земле и вполне осознанно воспринимает окружающую реальность. «Мода – это ремесло, а не искусство», – заявляет он и в 1997 году, неожиданно для всех, становится креативным директором Hermés. Став во главе одного из самых консервативных домов, он продолжает работать и над собственными коллекциями. Его феномен не поддается логическому объяснению. Гениальный художник создает одежду для привыкших к роскоши клиентов Hermés, поднимая престиж марки на новую высоту, и творит в абсолютно противоположной Maison Martin Margela манере.

В том же году появляется женская линейка с кодовым названием 6, позже трансформировавшаяся в MM6. Интеллектуальный дизайн MM6 полностью отражает дух марки: функциональность и лихорадочный деконструктивизм в одном флаконе. Известный своим авангардистским чувством стиля, в MM6 дизайнер выражает креативность посредством переработки, трансформации и интерпретации. При всем этом каждая модель линейки несет в себе заряд романтизма и какой-то поэтичной мечтательности. Все это в сочетании с мастерским пошивом моментально вызывает любовь приверженцев урбанистического стиля. Беспорядок, каким-то образом оформившийся в идеально скроенную одежду – так критики объясняют философию MM6.

Первая мужская коллекция появляется годом позже и ей присваивается номер 10. В линию 13 входят уже и книги, и предметы интерьера, а люксовая линейка под цифрой 0 или «Artisanal» представляет собой подиумные коллекции, изготовленные вручную. Но и здесь есть все тот же полный отказ от красоты в традиционном понимании и узнаваемая концептуальность, граничащая с практичностью. Старые предметы одежды разрезаются, разрываются и переставляются на новые. Поношенные кожаные перчатки превращаются в топ, а рулон старой марли – в пиджак.

Дизайнер доводит выходы на показах до гротеска, наряжая моделей в меховые парики, маски, полностью расшитые камнями, а в лукбуках, больше похожих на плакаты с информацией о розыске преступников, глаза моделей закрашивает черным маркером. В конце концов Мартан, вдохновившись этой самой черной полосой, выпускает плоские очки «Инкогнито».

Дальше – больше. Под номером 12 появляются авангардные, но при этом изысканные ювелирные украшения, а затем совместно с L’oreal Маржела разрабатывает аромат Untitled. Признавая, что мода циклична, а также активно опровергая свою репутацию разрушителя, Мартан начинает переиздавать старые модели, воссоздавать наиболее полюбившиеся вещи, не забывая прикладывать к ним подробное описание. В 2003 году дизайнер оставляет Hermés. По иронии судьбы, у руля его сменяет Жан Поль Готье.

Философия бренда становится культовой. Он избегает всеобщего внимания не просто так, а подчеркивает два ключевых принципа. Первое: проекты должны говорить сами за себя. Второе: все творения – по сути продукты совместной работы целой команды, а не отдельной личности, и говорить «мы» – намного честнее. Как только не называют дизайнера в прессе: и «невидимый гуру», и «приведение», и даже предполагают, что он – женщина. А сам Маржела продолжает бросать вызов традиционной системе моды, отвергая общепринятые правила и изобретая свои собственные. Он снова и снова шокирует публику не только оригинальными формами, но и материалами. Ремни безопасности, перья, теннисные мячи, цветной лед, тающий прямо на моделях – его стратегии уникальны!

В год двадцатилетия бренда проходит поразивший своей экстравагантностью и масштабностью даже искушенную публику показ, на котором лица моделей были полностью закрыты капроном. Футуристичные, сюрреалистичные наряды все так же ошеломляют, как и два десятилетия назад. Сам идейный вдохновитель не появляется даже на юбилейном торжестве. А может он и смешался с толпой, кто знает, ведь единственно доступные изображения Мартэна датируются 1997 годом.  

В свет выходит книга, посвященная неуловимому и невидимому дизайнеру и его детищу. Выставки-ретроспективы его работ собирают огромное количество поклонников. Он не просто творец, он революционер, доказавший, что анонимность, культ невидимости имеет силу не меньшую, чем открытость и публичность.

В 2009 году публике представляют мебель и предметы интерьера от Maison Martin Margiela. Конечно, в любимой дизайнером белой гамме. В 2014 году основатель бренда покидает свой пост, а на его место вступает Джон Гальяно. Сам Маржела в очередной раз отказывается давать какие-либо комментарии, кроме сухого «я одобрил». За более чем двадцатилетний период бренд стал воплощением деконструктивизма и авангардизма моде.

Радикальные концепции дизайнера повлияли на многих: в коллекциях Аззедина Алайи (Azzedine Alaia), Александра МакКуина (Alexander McQueen) , Демны Гвасалия (Demna Gvasalia) для Vetements можно увидеть «вдохновение», взятое из работ Маржелы. «Я никогда не отрицал, что на меня сильно повлиял его талант. Я не скрываю этого... Любой, кто живет в современном мире, находится под воздействием таких, как Мартан Маржела», – признается Марк Джейкобс (Marc Jacobs).